לוח שנה

א ב ג ד ה ו ש
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 
 

צרו קשר

ראש החוג ויועץ מוסמך: פרופ' אלכסנדר קוליק
דוא"ל: kulik@mail.huji.ac.il

יועצת בוגר: ד"ר נינה רודניק
דוא"ל: ninarudnik@gmail.com

מזכירת החוג
מיטל ביטון: meitalb@savion.huji.ac.il
חדר 4503 גוש 5 (ירוק)
טלפון: 02-5883581
פקס: 02-5881245
קבלת קהל: יום א' 14:00-11:00, ימים ב'-ה': 13:00-10:00

 

 

СОВМЕСТНЫЙ СЕМИНАР - Роман Войтехович - Ускользающая точка зрения: Ева и Давид в поэтическом театре Марины Цветаевой (21 апреля 19:40)

18 אפריל, 2021

 

СОВМЕСТНЫЙ СЕМИНАР

Школы филологических наук НИУ «Высшая школа экономики» 

и Отделения русских и славянских исследований Еврейского университета в Иерусалиме


  

Роман Войтехович

 

Ускользающая точка зрения: Ева и Давид в поэтическом театре Марины Цветаевой

 

21 апреля 2021 года (среда)

19:40 Москва / Иерусалим

 

В лекции будет рассмотрена эволюция двух наиболее важных для цветаевской поэзии ветхозаветных образов — Евы и Давида. С каждым из них был связан неосуществленный драматический замысел, но основная их эволюция протекала в лирике и лирической прозе. Эволюция связана с колебаниями оценочных коннотаций, сменой контекстов и авторской лирической позиции в заданной системе персонажей. Так, в сюжете о Давиде и Сауле лирическое «я» совмещается то с Саулом, то с Давидом, то с лирой Давида, то с бесом Саула, то с самим Саваофом. Ускользающая перспектива лирического «я» (часто меняющаяся в пределах одного текста или цикла) «смешивает карты» исследователям. В случае с Евой игра точками зрения определяется не тем, чью «маску» надевает поэт, а тем, на каком этапе развития Ева находится, ее метаморфозами. Таким образом, в случае с Давидом процесс поэтического мышления имеет в значительной мере метонимический характер, а в случае с Евой — метафорический. Цветаева долго лелеяла мысль о трагедии «Давид» (или «Саул», или «Ионафан»), образ же Евы оставался преимущественно в поле ее лирической саморефлексии. Как видно из сказанного, Ева и Давид в определенной мере — взаимодополнительные полюса, своего рода «инь-ян» ветхозаветной области цветаевского поэтического мира. Соответственно, и восприятие Давида чаще всего (но не всегда) — любовное, а восприятие Евы часто (но не всегда) — враждебное. И тот, и другой образ репрезентировали представление Цветаевой о себе, о сильных и слабых сторонах своей личности. При всей удаленности этих персонажей друг от друга в пределах библейского нарратива, их связывает важнейший для Цветаевой мотив «рая» — покинутого Евой и чаемого Давидом.


Роман Войтехович, PhD, лектор отделения славистики Тартуского университета (Эстония), автор книги «Марина Цветаева и античность».

 

Подключиться к конференции Zoom:

https://huji.zoom.us/j/85188121180?pwd=STFEbC8wcGt4L2REQjQ2Nk1NU2JnUT09